June 10

Диссидент, часть 2: Катапульта

Это продолжение поста. Часть 1. Часть 2.

Я приземляюсь в аэропорту Осло и без особых проблем прохожу паспортный контроль. В этот момент у меня начинает действовать Шенгенская виза и по ней тикают дни.

Норвегия

Старая добрая. Я работал здесь с 2015-го по 2017-ый год, и уехал со страшной затаённой обидой. Не сошёлся менталитетом, не прижился, не выдержал медлительности и скуки. Помню, как буквально исходил ядом и поносил эту страну на чём свет стоит при каждом удобном случае. Не думал, что когда-то ещё сюда вернусь добровольно, не по работе.

И вот я снова здесь. Как иронично.

Приезжаю на центральный вокзал Осло из аэропорта, и сразу же сталкиваюсь на перроне с бывшим коллегой. "Ёбаная деревня", по привычке думаю про себя.

Ощущение полной нереальности — я иду мимо магазинов, в которых покупал еду, и на кассе стоят всё те же люди. В буквальном смысле, прямо те же самые. Мимо зданий, в которых работал. Кабаков. Мимо квартир, в которых тусовался или жил сам. На одной даже до сих наклеены мои инициалы. Настолько за 5 лет тут ничего не поменялось. Понастроили кучу мажорных крутых зданий, это да. Но в остальном эта всё та же Норвегия, безумно дорогая волшебная страна эльфов-социалистов.

Она давно перешла на цифровые деньги, в центре столицы невозможно найти отделение банка или даже банкомат. Наличными тут пользуются только условные сомалийцы, сирийцы, и те, кому религия не позволяет трогать высокие технологии. Ну и, конечно, россияне вроде меня — победители по жизни. Отстояв очередь из беженцев в каком-то мрачном обменнике, я обменял доллары на кроны. Всю следующую неделю продавцы в магазинах будут странно на меня коситься, не понимая, что за бумажки я им даю.

Начинаются квесты.

Надо восстановить норвежскую банковскую карту, чтобы заплатить за британскую визу. А то история получается, как с российскими банками — горшочек мёда в виде счёта есть, а ложки к нему нету. Моя старая карта давно истекла, и я 3 раза через банк заказывал себе новую. Три раза из трёх Почта России её потеряла — потрясающий результат! Заказываю на адрес друга, у которого остановился, карта быстро приходит и я оплачиваю второй этап визовой заявки.

После оплаты можно назначать визит в визовый центр, чтобы подавать документы. И заодно тебе показывается список этих самых документов. И вдруг в них написано: "тест на туберкулёз". Я такой: "Чего?". Оказывается, что жителям определённых стран при подаче на долгосрочные иммиграционные визы нужно сдавать флюорографию, и Россия — одна из них.

Я, хоть и числюсь в местных базах здравоохранения, отмечен как "уехавший", и следовательно у своего терапевта больше не значусь. В Норвегии, как и в большинстве европейских стран, довольно мудацкая система посещения врачей — ты не можешь просто прийти туда, куда тебе надо. Сначала всегда нужно прийти к своему терапевту, чтобы он выписал профильное направление. Грубо говоря, ты приходишь и говоришь "доктор, у меня сквозная дыра в груди, наверное это к хирургу". И он такой: "да, тебе действительно к хирургу", и выписывает направление. Приём занимает 2 минуты, но платишь ты за него конечно же полную стоимость.

Нахожу частную терапевтическую клинику, говорю: "мне надо тест на туберкулёз, флюорограмму". Доктор начинает рассказывать про чудеса норвежской медицины, и что рентген они давно не делают — гораздо более точно и безопасно будет сдать кровь на специальный анализ. Я смотрю на него тупыми мутными глазами и говорю "Доктор, то что вы рассказали, это конечно полный киберпанк и сустейнабилити, но мне абсолютно насрать на достижения медицины и собственное здоровье. Туберкулёза у меня нет, я это знаю. У британских бюрократов написано chest x-ray, значит это только рентген. Мне не результат нужен, а бумага".

Он выписывает мне направление в единственную частную клинику в Осло, которая всё ещё делает старый добрый средневековый рентген. Я иду туда и плачу за него 35000 (тридцать пять тысяч) рублей. Впервые в жизни я заплатил за услугу в 100 раз больше, чем она стоит в России. Но выбора не было.

Стартует 1-ая неделя

Подаю документы в визовом центре, спрашиваю "а сколько ждать-то?". "Вообще все визы делаются 3 недели, но сейчас обычные туристические делаются до 5 недель, так как ковид и всё медленно. Ваша виза особая, на сайте миграционной службы Великобритании по-прежнему указано 3 недели, значит тогда и будет".

Я отдаю им свой паспорт и спокойно ухожу чилить 3 недели.

Ещё один из моих местных друзей надолго уехал из страны по работе и предложил пожить у него, пока жду визу. Я это предложение радостно принял, поскольку жить в рабочем кабинете своего первого друга и стеснять его мне больше не хотелось. Ведь целая квартира лучше, чем матрас, правильно?

Забрав ключи и заходя в квартиру я получил от него странное сообщение: "только это, братан, есть один момент... там у нас крысы". И я такой: "Чего?". Оказалось, что дружище купил квартиру в старом деревянном доме, и уже после покупки обнаружил, что не всё так однозначно. И забыл мне об этом сказать))) Крысы пролезали через дыры в подвале, бегали и скреблись между стен, не забегая в саму квартиру. Поэтому он расставил в вентиляционных шахтах мышеловки, и моей новой обязанностью стала их регулярная проверка. "Ну ладно", думаю, "крысы так крысы", с теплотой вспоминая деньки, когда я подрабатывал в питерском IT-баре "КЛЮЧ" и бегал за крысами по кладовке с лопатой наперевес.

Я проверяю уже поставленные мышеловки и достаю оттуда тела двух мёртвых грызунов. Пишу ему: "братан, это не крысы, это мыши". У нас завязывается полемика о многообразии животного мира. Но это дела не меняет — ещё через два дня я достаю ещё двух мёртвых мышей. И однажды просыпаюсь посреди ночи от громкого щелчка и около часа слушаю отчаянный писк мыши, умирающей буквально в двух метрах от моей головы за стеной.

Как-то вечером он пишет: "слушай, а ты завтра утром дома?". Я такой, мол, да, дома. "Круто! Там должен зайти чувак из чумной службы, проверить кое-что". И я такой: "Чего?". Выяснилось, что у них во дворе стоит общая ловушка для крыс, и когда в неё попадает грызун, то она (внимание), ОТПРАВЛЯЕТ СМСКУ в специальную службу, приезжает машина и проверяет, нет ли у него ЧУМЫ.

High tech, low life

Ещё через пару дней этажом выше появляется семья, по всей видимости вернулась из отпуска. А дом деревянный. И каждый день ровно в 7 утра маленькие норвежские ножки бегут на кухню с радостными криками, а родители смеются и обнимают любимых детей. Вся эта семейная идиллия происходит ровно в 3 метрах над моей головой, полностью без поправки на расписание, по которому я встаю когда угодно, но только не в 7. И без поправки на то, что я регулярно бываю с тяжёлого бодуна.

Потом жена с детьми куда-то уехала и мужик, продолжая вставать в 7 утра, стал включать музон и петь. И ладно бы он включал нормальный пацанский блекметал, бил посуду и орал, так ведь он ставил такое мерзкое сладкоголосое говнище, что мне хотелось сначала блевануть, а потом уже обблёванному подняться наверх и как следует отхлестать его по щекам. И всё это под треск мышеловок, утилизацию трупов и смски о чуме. "Ёбаный дурдом", думал я, съезжая обратно на знакомый матрас. С жильём в Норвегии у меня постоянно что-то не складывается.

Прошла 1 неделя

Жизнь превратилась в золотую клетку. Паспорт у меня забрали, поэтому можно было перемещаться только внутри страны. Я гулял по городу, по фьордам, по окрестным лесам. Ел нахаляву в столовке на старой работе. Спёр у друга абонемент в зал, взял его старые кроссовки и стал тренить почти каждый день. Дома стоял огромный шкаф с бухлом, мы регулярно его открывали. Жена испекла кучу интересных брауни и мы замечательно проводили время, залипая в ютуб на проекторе. Я смеялся, что приехал самый плохой в мире беженец, потому что я всё присваивал и использовал нахаляву — жильё, еда, спорт, бухло, брауни и одежда.

Мавзолей Эмануэля Вигеланда, Осло

Прошла 2 неделя

Я слетал на побережье, в город Ставангер и впервые в жизни сёрфил в гидрокостюме.

Чувствовалось неправильным, что я тут весь такой развлекаюсь, русская морда, когда другие люди сейчас проходят через настоящий ад. Чтобы утолить муки совести и эффективно потратить собственное время, я решаю записаться волонтёром в центр помощи беженцам из Украины. Я говорю на английском и русском, понимаю украинский и норвежский, стрессоустойчив, коммуникабелен — идеальный кандидат, чтобы быть немедленно брошенным на баррикады разворачивающегося миграционного кризиса. И в этот момент случается самая норвежская Норвегия из возможных.

На сайте местного Красного Креста написано: "у нас ахтунг, миграционный кризис, записывайтесь волонтёрами". И ниже форма: "отправьте свои данные, мы рассмотрим их в течение 30 рабочих дней". Я смотрю сначала на слово "кризис", потом на "30 рабочих дней", и не верю собственным глазам. Не, так не пойдёт.

Я решаю воспользоваться старым добрым "прийти ногами и спросить". В фейсбучных группах нахожу адреса отелей, в которые селят беженцев. Прихожу туда, на рисепшене девушка из Польши, вся в мыле, с дикими глазами. Я говорю ей, мол, вот я, много чего умею из того, что вам нужно. Она говорит: "молодой человек, нам просто пипец как нужны такие люди как вы, желательно человек десять и прямо сейчас. Но я не могу вас взять, процедура не позволяет. Вам нужно пойти в полицию, заполнить заявку, отослать письмо в коммуну города Осло, дождаться ответа...". Занавес.

Тогда миграционный кризис только начинал разворачиваться, и у многих стран, включая Норвегию, не были отработаны механизмы по работе с ним. Стандартная процедура отбора волонтёров предполагала background-check в местной полиции, чтобы предотвратить случаи рабства и торговли людьми — двух стандартных спутников любого такого события. Но в пиковый момент нагрузки система просто не успевала перестроиться.

Я технически был туристом, даже без собственного паспорта на руках. Несколько местных знакомых и бывших коллег из Украины, которые напрямую взаимодействовали с беженцами, сказали мне примерно одно и то же: "Саш, мы невероятно ценим твоё желание помочь, это очень важно сейчас. Но мы не можем предсказать, как люди отреагируют на молодого русского парня, ведь они только что сбежали от тысяч таких, как ты. У них мощнейшая психологическая травма, они не будут разбираться, за или против кого ты стоишь, могут грубить, быть агрессивными и отказываться принять помощь от русского. Ты сам сейчас бежишь от войны, технически ты беженец, хоть и в гораздо более сильной позиции, чем те, кого привозят к нам сюда на автобусах. Самым разумным тебе было бы спасти в первую очередь себя самого". Что я и сделал, в итоге отступив от идеи с волонтёрством.

проукраинский митинг в Осло, середина марта 2022

Прошла 3 неделя

Визы нет.

Первоначальный моральный подъём, который был по приезду, сошёл на нет. Я пробухался со всеми знакомыми и бывшими коллегами, до кого смог дотянуться, и дни стали походить один на другой. Ребята, у которых я остановился, кажется, начали уставать от моего постоянного присутствия дома.

haters gonna hate

Но я всё ещё не беспокоюсь, ожидая возможные задержки в несколько дней. Там ещё Пасха наложилась немного, когда весь город буквально вымер на 3 дня. Сидел себе в Осло и занимался рабочими делами, обычная рутина.

Прошла 4 неделя

Мне перестаёт быть весело.

Тётя в визовом центре говорила, что стандартные визы делаются до 5 недель, так и быть подождём ещё. Моё психологическое состояние ухудшается — несмотря на то, что я сижу на всём готовом, а друзья всячески помогают отвлечься от хтони и новостей с фронта, такое ожидание сильно, очень сильно выматывает.

пробрался смотреть бекстейдж Национальной Оперы Осло

Казалось бы, грех жаловаться. Сиди, ешь, читай — чего ты прибедняешься, Агроном? И вы будете правы — на фоне того, через что проходили в тот момент другие люди, мне бы вообще не стоило открывать рот. Но эта виза — мой билет в будущее. Я не могу оставаться в Норвегии и вечно питаться в рабочей столовке. Мне некуда больше поехать. Нет работы с релокацией, нету корней для репатриации, нету мощного анклава знакомых в популярных для бегства россиян странах. На тот момент не было программ по предоставлению политического убежища россиянам с антивоенной позицией. Вся Европа помогла в первую очередь украинцам, у русского почти не было вариантов. Если визу не дадут... эти мысли я гнал от себя, как мог.

Долго пытался подобрать синоним к ощущениям, которые тогда испытывал. Представьте, что вы сдали медицинские анализы, и врач говорит "слушайте, тут по результатам можно двояко трактовать, но возможно у вас есть смертельная болезнь, с которой вам остался год, не больше. Но нужно отправить их на проверку в другую больницу, чтобы убедиться точно". И через 3 недели, на обратном пути, ваши документы теряют. И попробуйте-ка теперь об этом не думать. Каждый день без ответа превращается в ад томительного ожидания, выжигая все оставшиеся нервы.

Прошла 5 неделя

Я в ужасе.

Дни по шенгенской визе начинают заканчиваться. Паспорт, в котором вклеена виза, находится непонятно где. Я не могу выехать из Норвегии, чтобы покинуть Шенгенскую зону и ждать ответа где-то ещё. Если его не вернут до истечения срока действия визы, я нарушу законодательство и мне забанят сюда въезд минимум на 3 года. Это конец для моих путешествий и карьеры.

Звоню в посольство — "мы паспортами не занимаемся". "Вот это да", думаю, "а кто тогда занимается, если не вы?". "Звоните в миграционную службу Великобритании".

Миграционный кризис в Европе, тем временем, набирает обороты. На их сайте: "из-за текущей ситуации, вызванной вторжением в Украину, сроки ответа по следующим категориям виз увеличены до 6 недель". И далее — все типы виз, кроме моей. Моя, единственная в списке — по-прежнему числится как 3 недели. "Да вы издеваетесь, что ли?". И приписка: "заявки от граждан Украины обрабатываются в первую очередь". Я прочитал эту фразу как "заявки от граждан России обрабатываются в последнюю очередь".

Пишу в миграционку ПЛАТНОЕ обращение по имейлу. Через 2 дня приходит отбивка с текстом, который я уже прочитал на их сайте. "Отличное вложение денег", подумал я, но от миграционки не отцепился — если уж уплочено за буквы, то читайте теперь мои буквы!!! В какой-то момент отвечает сотрудница по имени Tatiana, обещает разобраться со статусом заявки и понять, где же всё-таки находится мой паспорт.

Прошла 6 неделя

Я уже больше ничего не чувствую и ничего не хочу. Работает только автоматика.

Дней по шенгенской визе почти не осталось.

На спокойных щщах прохожу в визовый центр мимо охранника, соврав, что у меня назначен визит. Подхожу напрямую к девушкам, которые принимали документы, и спокойным, вежливым голосом спрашиваю: "где паспорт?". Они суетятся, куда-то звонят и говорят коронное: "мы не знаем".

На следующий день в 8 утра я просыпаюсь от звонка: "мы нашли ваш паспорт, он в Берлине". Я ещё раз приезжаю в визовый центр: "вы должны заполнить заявку на временную выемку паспорта. Эту услугу ввели 3 дня назад, как раз из-за растянувшихся сроков рассмотрения. Вчера мы вам об этом сразу не сказали, так как в нашей практике это первый случай. С вас 100 евро". Класс, думаю, сначала вы забираете у меня паспорт, обещаете вернуть через 3 недели, не выполняете обещание, теряете его, и теперь за выемку берёте деньги. Очень стабильная и успешная бизнес модель в стиле "сдохни или умри".

"Ваш паспорт будет доставлен вам домой в понедельник до обеда, ступайте с богом. Можете взять себе рейс на вечер". Я, уже наученный тем, что ни одна часть этого визового механизма не отработала по инструкции, не верю им, и покупаю билет из Норвегии на вечер вторника.

В понедельник в 9 утра я по треккинг номеру вижу, что паспорт погрузили в машину на развозку. Весь день сижу дома, трясусь и жду. Нервам настала полная жопа. Я даже несколько раз выбегал на улицу посмотреть, не едет ли где-нибудь красно-жёлтая машина DHL. То есть уже реально дурдом начался, полная бессознанка. 12:00 — никого. 15:00 — никого. 17:00 — никого. "Вот тебе и до обеда", думаю. И вот, в 20:04 статус обновляется на "не смогло быть доставлено", хотя в дверь 100% никто не звонил. У чувака в 8 закончился рабочий день, и он просто поехал домой, пофиг что не все посылки удалось развести. И служба поддержки тоже вся пошла домой, телефоны не отвечают. Ну ничего, бывает! Ёбаная Норвегия...

Во вторник, зная, что машина выезжает в 9 утра, я звоню в 8 утра в главный транспортный хаб DHL и прошу не грузить мою посылку в машину, чтобы не оставлять доставку на милость развозчика во второй раз. Объясняю, что вечером у меня рейс, в посылке мой паспорт, и что я заеду сам. Они соглашаются. Хаб этот находится у чёрта на куличках, на какой-то автостраде в области. Моя подруга соглашается довезти туда на машине, и я забираю паспорт, который уже не чаял увидеть. Свобода!!!

Сразу оттуда едем в аэропорт и с короткой остановкой в Нидерландах я улетаю в Турцию.

Прошла 7 неделя

Как оказалась, система визовых центров TLS устроена следующим образом: они есть почти во всех странах, но отделения занимаются только приёмом документов и сбором биометрии. После этого всё отправляется в центральное отделение в Берлине. Оттуда они высылают доки в миграционную службу Великобритании, город Шеффилд. Те думают, дают ответ, высылают обратно в Берлин, там в паспорт клеят визу и отправляют его мне прямой доставкой с DHL. Такая вот бюрократическая многоножка. Собственно, поэтому мой паспорт вдруг оказался не в Осло или Лондоне, а почему-то в Берлине.

Паспорт я вынул, чтобы покинуть шенгенскую зону и не сжечь шенгенскую визу. Визовая заявка в Великобританию при этом продолжала рассматриваться. Ввиду того, что рассмотрение должно было занять 3 недели, но занимало уже 7, и каждая институция продолжала твердить, что должны были дать всё-таки за 3 недели, я решил что либо её потеряли, либо могут рассматривать сколь угодно долго. Поэтому самым логичным решением было вынуть из заявки паспорт, вылететь из Шенгена, и потом на оставшиеся по шенгену дни вернуться и вклеить британскую визу отдельно, если ответ будет положительным. Но на такой я уже особо не рассчитывал, если честно.

Прошла 8 неделя

Я обустраиваюсь на диване у друзей в Стамбуле.

Мечеть София по время дневной молитвы

Пришёл ответ по визовой заявке. Положительный. Победа. Но её вкуса я уже не чувствую.

Мне бы прыгать, скакать по дому, реветь от счастья и крепко напиться. Но уже просто всё равно. 8 недель ожидания и чтения новостей убили нервную систему, внутри я мёртв.

Я как будто вызвал автобус сигаретой — как только поджигаешь новую, он сразу приезжает. Если бы я не улетел из Норвегии, визу бы черт знает когда сделали. А так вылетел, и бритосы ответили почти сразу.

Прошла 9 неделя

Лечу обратно, из Стамбула в Осло. Мне нужно прийти в визовый центр, отдать паспорт, чтобы они отправили его в Берлин, там вклеили визу и отправили обратно в Осло. Суммарно это должно занять до 5 рабочих дней. Просто сюр какой-то — вклеить бумажку занимает неделю.

Паспортный контроль в аэропорту Осло. Последняя граница, которая отделяет меня от долгожданной британской визы. Нервы на пределе. Офицер задаёт стандартные вопросы — кто такой, откуда, куда, когда обратно. Я отвечаю. Она открывает мою шенгенскую визу и видит, что по ней почти не осталось дней. Начинает считать оставшиеся. Я говорю ей, что знаю про правило 90/180, и за своими днями внимательно слежу, уеду до того, как она кончится. Она всё пересчитывает и убеждается, что я не вру.

Пикает визой в сканнер и меняется в лице. По рации вызывает старшего смены. Старший по рации вызывает инженера. Уже никто не улыбается. Они долго рассматривают мою визу под специальным микроскопом. Мне ничего не говорят. Я стою и молча охуеваю, кричу внутри, но вида не подаю. Потом они втроём долго возятся с компом, и просят, чтобы я приложил руку для отпечатков пальцев. Меняются в лице ещё раз. Задают вопросы. Возятся с компом дальше.

Оказалось, что когда офицер отсканировала мою визу, то в мониторе вывелся другой человек. Они начали проверять мою визу на предмет подделки документов. Потом поняли, что неправильно отработал сканнер и вбили номер визы вручную — появился уже я. Они попросили меня отсканировать отпечатки пальцев, но они не сошлись с теми, что я давал на биометрии, когда подавался на визу в Питере. Потом попросили другую руку и отпечатки всё-таки сошлись. Это был один из тех дней, знаете, когда компьютеры "болеют". Передо мной извинились несколько раз, шмякнули штамп и пожелали доброго пути. Суммарно там я провёл 35 минут, это был самый долгий паспортный контроль в моей жизни, который вечером этого же дня закончился нервным срывом.

Я отдал паспорт в визовый центр, сотрудники от всего сердца за меня порадовались и пожелали удачи в новой жизни. В Берлине визу вклеили и отправили обратно.

Прошла 10 неделя

Я прилетел в аэропорт Лондон Гатвик и ступил на британскую землю.


Заключение

Норвегия. Несмотря на то, что я в прошлом так плохо и едко к ней относился, в этот раз она спасла мне жизнь. Я был окружен заботой и любовью, получал огромную поддержку — моральную и ресурсную, от своих друзей и бывших коллег. Если бы я сам все эти недели платил тут за жильё и всё остальное, жить в Великобритании уже было бы не на что. Никогда не сталкивался с негативом или дискриминацией от незнакомых людей, только с сочувствием и добротой. Они все понимают что война — это огромная трагедия для каждого. В ней нет победителей, только проигравшие. Уровень осознанности у людей тут пробивает потолок.

Эти дикие недели дались мне психологически очень и очень тяжело. Каждый день ожидания вбивал ещё один гвоздь в голову. Но если убрать моральную часть вопроса — все местные организации отработали нормально. Дорого — да. С задержками — да. Но все выполнили передо мной обязательства в рамках тех возможностей, что у них были. Даже если система давала сбой, мне всегда старались помочь, извинялись и исправляли его. Я полностью изменил своё отношение к этой стране и никогда не забуду того, что она для меня сделала.

Многие соотечественники сразу нашли пристанище в Турции, Грузии и других странах, осели, начали заниматься делами и документами. Мой же самолёт, который вылетел из Питера 25-го февраля, в психологическом плане летел 100 дней и приземлился только сейчас. Я болтался между 4 странами без каких-либо гарантий на успех, но топил до последнего на пятой передаче. От бесконечного нервного ожидания и продумывания вариантов в мозгу сгорела и оплавилась вся проводка. Мне предстоит долгое восстановление, лечение, демонтаж личности и создание новой жизни с нуля.

Сейчас я в Великобритании. Эти 100 дней очень закалили. Если вывез их, то вывезу вообще всё, что угодно. Выиграл я или проиграл, пока трудно судить. Но я зубами вырвал себе шанс на лучшую жизнь и планирую им воспользоваться.

Спасибо всем, кто поддерживал меня. Удачи всем, кто решит ступить на этот путь вынужденной эмиграции. Надеюсь, скоро увидимся в новой точке земного шара. ✊🏻


Подписывайтесь на канал: https://t.me/alexanderagri