Идеи
May 24

Диссидент: Часть 1. Верь интуиции

Уехав в самом начале российского вторжения в Украину, я фактически провалился в альтернативную ветку реальности. Вокруг проходят концерты и фестивали еды, на улицах улыбаются полицейские, расцветают деревья, играют дети. И посреди этой европейской благодати стою я и медленно горю в аду. Все боль и ужас, происходящие в Украине, вся хтонь и депрессуха, затапливающие Россию, смотрят на меня только с экрана телефона и заголовков газет на местном языке. Даже спустя 3 месяца трудно поверить и в полной мере осмыслить, что всё это происходит на самом деле и прямо сейчас.

Не менее сюрреалистичным стало осознание того, что к кризису подобного масштаба я оказался готов. Что на протяжении жизни, чаще подсознательно, принимал цепочки решений, направляя её в ту или иную сторону, как бы говоря себе — "Агроном из будущего может сказать за это спасибо". Понятия не имел, пригодятся ли результаты такого труда в будущем и просто делал, как интуитивно казалось правильным. И вот, спустя много лет, в выстроенную мной систему на полной скорости врезался грузовик. Но она устояла.


Касательно жизни в России я никогда не питал особых иллюзий. Родители много рассказывали про города на периферии и продовольственный дефицит 90-х. Когда мне, ребёнку, отдавалась большая часть провизии, а мама с папой доедали то, что осталось. Как сгорели деньги, и вместо новой машины на все накопления мы смогли купить лишь немного еды. Кризис 2008-го я застал студентом, и потому почти не почувствовал, а вот 2014-ый врезал уже как следует.

Кризис — естественная часть любого процесса, позволяющая очиститься от неработающих частей, взглянуть на вещи по-новому, оптимизироваться, обновиться. Причины для них могут быть самые разные — как глобальные, так и внутренние.

В российских реалиях кризисы регулярно возникали из-за решений политического руководства, либо странной реакции этого руководства на внешние факторы (например, дурдом во время ковида). И поскольку круг лиц, принимающих решения, мало изменился за последние 30 лет, следующий кризис в моей голове всегда был лишь вопросом времени. И вероятность того, что произойдёт какая-то жопа, которую уже не получится заткнуть ни деньгами, ни людьми, чисто статистически увеличивалась с каждым годом.


Информация

Одним из самых важных событий в жизни я считаю начало формирования у себя критического мышления. Произошло это довольно спорным образом — лет в 18 мне в руки попал фильм Zeitgeist ("Дух времени"). Если смотреть его сейчас, во взрослом возрасте, это будет похоже на сборник смешных и очень всратых теорий заговора. Но в 2008-ом он произвёл огромное впечатление, поскольку бульдозером проехался по всему, что вбивали в школе и говорили по телевизору, трактуя события буквально противоположным образом.

В этот момент в мою голову упало зерно сомнения. Я начал догадываться, что всё, что я слышу и вижу вокруг, является не фактом, а чьей-то чужой точкой зрения. В дальнейшем это зерно проросло и стало деревом критического мышления, и я с удивлением обнаружил, что каким-то волшебным образом имею твёрдое мнение в вопросах, о которых не имею ровным счётом никакого понятия. И начал конкретно от всего этого избавляться.

Перестал "покупать" религии, идеологии, маркетинговые стратегии и тренды. Если все твердили, что мне нужно обязательно каким-то образом себя повести, внутри я понимал, что это нужно в первую очередь им, а не мне, причем не всегда по известной мне причине. Говорил "большое спасибо", уходил думать и принимал взвешенное решение исходя из опыта и миропонимания. И напротив, если шёл со всеми в потоке, но вдруг подвергался критике — всегда старался рассмотреть противоположные аргументы.

В итоге не все решения правильные, не все популярные, но все — мои собственные. И ответственность за них тоже несу я сам. В такой парадигме жить сложно, но необходимо. Она помогает снять с мышления фильтры, ясно смотреть на вещи и вовремя замечать подводные камни.

Авторство: https://www.instagram.com/eva__morozova__/

Ну и, конечно, путешествия. Я всегда чувствовал себя частью глобального сообщества, не жалея ни сил, ни времени, ни денег, чтобы узнать, как оно живёт. Ездил в мировые столицы и в страшные перди. Жил в крайне правой и в крайне левой стране. Попадал в сложные ситуации и решал их. В итоге это очень расширило угол зрения на почти все жизненные аспекты.

Карьера

Я закончил школу и поступил в университет в 15 лет. Это очень рано. Когда от тебя требуется понять "чем планируешь заниматься всю жизнь", а хочется только пива и секса, ответить на такой вопрос правильно бывает крайне затруднительно.

Тогда я понятия не имел, чем хочу заниматься, и решил выбрать ту отрасль, где могут хорошо платить — IT. Ещё до всяких инстаграмов и тиктоков, когда Фейсбуки и Гуглы только набирали обороты, уже было понятно, что компьютеры с нами надолго. И во всех странах они примерно одинаковые — всегда можно релоцироваться, выйти на какое-то время и при необходимости вернуться. Решение принял не по зову сердца, а исключительно с прагматической точки зрения. И вот, спустя 16 лет, я понимаю, что оно тоже было правильным.

Россия это прекрасная страна возможностей для бизнеса. В отличие от западных стран, где частное предпринимательство существует уже давно, а рынок выхолощен конкуренцией, тут можно копать в любую сторону, просто делать хорошо и добиваться успеха. Я правда так считаю. Поэтому и бросил работу в Норвегии, вернулся, открыл бизнес, а мои доходы сразу же упали в 10 раз))) Ни секунды не пожалел о том, что пошёл таким путём — весь накопленный опыт уникален, его невозможно получить где-то ещё.

Имея в голове представление о характере российских кризисов, о котором писал выше, я строил бизнес осторожно. Всегда закладывался на то, что, возможно, придётся экстренно катапультироваться, и вёл соответствующую финансовую политику. Никогда не брал проекты стоимостью больше бюджета компании, чтобы не повиснуть на кассовом разрыве в неподходящий момент. Никогда не платил коллегам и себе высокие зарплаты, но догонял премиями и собирал большой резервный банк.

В итоге Forest сознательно стал проектом без физических активов. Ни собственного клуба, ни оборудования, ни офиса. Его главный и единственный актив — люди. Все наши концерты это 3 человека, 3 ноутбука и информационная система. Всё. Его нельзя цензурировать, нельзя отжать, нельзя закрыть извне. Только если мы сами захотим. Что мы и сделали, закрыв кассовый разрыв после отмены всех концертов, пожав друг другу руки и раздав золотые парашюты. Исчезли, чтобы когда-нибудь снова возникнуть из ниоткуда. Ave Forest!

Деньги

Про деньги говорить не принято, но я попробовал.

Оказалось, что многие мои знакомые, вне зависимости от уровня доходов, очень любят тратить. Это понятный механизм награждения себя чем-то приятным за проделанную работу, не говоря уже о каких-то обязательных вещах вроде семьи или ипотеки. Мне же всегда казалось, что уровень достатка определяется не тем, сколько ты зарабатываешь, а именно тем, сколько тратишь. И я очень любил копить, и в плохие и в хорошие времена.

В моей голове деньги — это чистая энергия, раз на неё можно приобрести почти всё, что угодно. И хорошо бы, чтобы в случае какой-нибудь экстремальной ситуации эта энергия у тебя была. Я постоянно ограничивал себя в материальном — не обзавёлся ни квартирой, ни машиной, ни даже какой-то более менее современной техникой. Если и тратил, то больше в интеллектуальном срезе — на опыт от путешествий, инвестиции в проекты и странные творческие эксперименты.

Диверсифицировал. Когда была возможность — обменивал рубли в разные валюты и распихивал их по банкам и в буквальном смысле наличку по разным щелям съёмной квартиры. Специально выбирал государственные банки (если что — утонут последними) и частные (более удобные для ежедневного пользования). Строил свою финансовую систему как табуретку с 10 ножками — вроде бы и бред, но если вдруг выбить 7, она останется стоять!

Году в 2015-ом я работал в компании, где зарплату выдавали на карточку CITI, это такой международный банк. Выехав однажды за границу, я увидел отделение и радостно побежал туда то ли снимать деньги, то ли задавать какой-то вопрос, связанный с картой. И с удивлением обнаружил, что мой же банк никак не может помочь, и это как будто даже не их карта.

Тогда я не знал о сложносочинённых конструкциях вроде дочерних кампаний или даже франшиз. Но почувствовал, что между Россией и остальным миром существует некая невидимая банковская линия, и будь то хоть Citibank, хоть Райфайзен, хоть Банк Её Величества Королевы Елизаветы Второй, денежки твои всё равно лежат в родном селе, и в случае чего никуда из него не денутся.

Руководствуясь каким-то смутным чувством на уровне интуиции, возвращаясь в Россию из Норвегии в 2017-ом, я решил не закрывать счёт в местном банке. И, тяготея к накоплению, оставил на нём несколько месячных окладов в норвежских кронах. Годы шли, аппетиты росли, и я постоянно порывался ущипнуть оттуда кусочек, чтобы купить себе что-нибудь приколдесное. И каждый раз бил сам себя по рукам, приговаривая "когда-нибудь Агроном из будущего скажет тебе за это спасибо". И сейчас я, Агроном из будущего, сижу пишу этот пост и готов поцеловать себя из прошлого в засос.

Я превратился в человека с допотопным телефоном, в дырявых кроссовках, мятом балахоне и рассыпающейся футболке, купленной на панк концерте много лет назад. Как дракон, сидящий на сундуке с золотом, не в состоянии нормально объяснить, зачем оно ему нужно. Вся культура потребления вокруг твердила об обратном, но я не гнулся. Искренне хотел бы так и остаться человеком "со странностями", который не тратит на себя и не живёт на полную катушку в свои лучшие годы. Но вышло иначе. И именно это решение в итоге оказалось правильным и спасло мою жопу.

Документы

Самый странный аргумент о документах, который я слышал и почему-то продолжаю слышать до сих пор — "зачем мне это, если прямо сейчас нет необходимости? сделаю потом!".

"Потом" — это, как правило, когда клюнет жареный петух и тысячи дорогих соотечественников ломанутся в одну дверь, а длина очереди и сроки рассмотрения улетят в потолок максимальных значений.

Как только появилась возможность, я сделал себе второй загранник. Многие почему-то до сих пор не знают про эту возможность, видимо из-за того же вопроса — "а зачем?". Первоначально такая опция появилась для тех, у кого в паспорте быстро заканчивалось место для штампов (например, водители маршруток в Финляндию), когда виза всё ещё была валидна. Так же для посещения конфликтующих ребят — например Израиля и разных арабов (не пускают в одну страну, если есть штамп другой, и наоборот). И, наконец, для возможности сохранять мобильность, когда первый паспорт лежит и ждёт визы в консульстве, но ты можешь куда-нибудь уехать по второму. Я специально оформил его, выждав 2 года после первого, чтобы сроки действия как следует перекрывали друг друга и оба загранника не истекли вдруг в один и тот же день. Сейчас я часто шучу, что "у меня есть 3 паспорта, но все они российские".

В этих паспортах у меня всегда были валидные долгосрочные визы — Шенген, Великобритания, США и Канада. Некоторые из них я регулярно обновлял за собственные деньги, даже когда не собирался никуда ехать — опять же, интуиция, хотелось быть мобильным и не застрять, в случае чего.

Тяжелее всего было в ковидные годы, когда большинство виз протухло без возможности оперативного продления. Я чувствовал себя крайне некомфортно, не имея возможности оперативно выехать, даже будучи полностью вакцинированным (спасибо Спутнику за это). Как будто в ловушке сидишь, и если она захлопнется, бежать будет некуда и не с чем. Поэтому в конце 2021-го года я пролез в визовую дыру Нидерландов, которые позволяли въезжать без западной вакцины, по ПЦР тесту, участникам концертов и фестивалей. Мы с коллегой собрали кучу документов, их одобрил Совет по Культуре города Утрехт, и мне дали визу.

Первое, что я сделал по прилёту в Нидерланды — поставил Pfizer. Пришлось наврать, что у меня нет Спутника, иначе они почему-то отказывались. И в январе слетал в Хорватию, чтобы догнаться второй дозой и получить европейский сертификат. Итого во мне 4 дозы: 2 Спутника и 2 Файзера. Я — гигаваксер!

В итоге мне пригодились все эти "не нужные в моменте" бумажки.

И ещё я стал фотографировать вообще все документы и все посадочные талоны, чтоб синхронились с облаком и их всегда можно было достать.

А на вопрос "да зачем это вообще?" теперь отвечаю — "чтоб было!".

Итоги

Сейчас я очень чётко осознаю, какой привилегией обладаю. Часто слышу аргументы, что мне легче, потому что (нужное подчеркнуть): нет домашних животных, ипотеки, семьи, кредита; есть финансы, документы, опыт переездов.

И это на 100% правильные аргументы. Я благодарен Вселенной, что мои близкие здоровы и поддерживают меня во всём. Что здоров я сам. Что непоправимых трагических событий в жизни было немного, и их порой удавалось избежать. Понимаю, что у всех жизни и ситуации — очень разные.

Но остальное я построил сам. Паранойя пускала корни в моём мозгу, заставляя сомневаться во всём и не ждать от жизни ничего хорошего. Из весёлого молодого парня я стал задумчивым, и иногда мрачным реалистом. Из-за паранойи и проблем с башкой разваливались многие мои отношения. Часто терял деньги и время зря. Но гнул свою линию и платил за неё высокую цену. Искренне хотел бы ошибиться, правда. Но в итоге получилось, что first time in life my paranoia starts to pay off.

Очень странно осознавать, что всю взрослую жизнь глубоко внутри, интуитивно, бессознательно, я как будто ждал полного пиздеца и строил жизнь соответствующим образом. Ограничивал себя в настоящем, чтобы выиграть в будущем.

Не знал, что это будет и когда. Но всегда был готов.


Подписывайтесь на канал в Телеграме: https://t.me/alexanderagri